Общество

Наркотические секреты гитлеровского блицкрига, японские летчики-камикадзе и фармацевтические лаборатории против «фронтовых» 100 граммов

Во время Второй мировой войны многие солдаты гитлеровской коалиции шли в бой под воздействием наркотиков. Это уже бесспорный и однозначный факт известный специалистам. В Германии давно рассекречены детали программы Третьего рейха, согласно которой во время Второй мировой войны большинству солдат Вермахта в обязательном порядке прописывали наркотики из группы психостимуляторов. В результате они могли не спать сутки напролет, не чувствовали ни страха, ни боли. Наш собеседник врач-психотерапевт, кандидат медицинских наук, председатель регионального отделения Общероссийской общественной организации «Матери против наркотиков» в Краснодарском крае, руководитель проекта «Попечение» Николай Каклюгин продолжает  курс «исторической наркологии».

Чудо-таблетки для бодрости

Немецкий танкист Петер Эммерих делился в одном из своих интервью воспоминаниями о приеме во время боевых действий препарата на основе психостимулятора метамфетамина под названием «Первитин». Использовать его Гитлеру предложил глава Института физиологии Берлинской академии военной медицины Отто Ранке. Начиная с 1938 года, это вещество применяли систематически и в больших дозах в армии, официально входя в «боевой рацион» летчиков и танкистов. Оно оказывает длительное и сильное психостимулирующее действие на центральную нервную систему, уменьшает чувство усталости, вызывает прилив сил, снижает потребность в сне и подавляет аппетит.

«В конце июня 1941-го мы перешли границу России и получили от нашего военврача по чудо-таблетке. Их давали всем, кто был за рулем. Как нам сказали, для бодрости», – вспоминал ветеран вермахта Петер Эммерих.

Бодрость была, но были и побочные эффекты, отраженные в фотографиях того времени. После приема у солдат появлялась уверенность в себе, они не чувствовали боли и готовы были идти на любой риск. Такие «универсальные солдаты» как раз и нужны были командирам.

«Я чувствовал себя нормально, никакого опьянения. Просто я не хотел ни спать, ни есть. Времени на отдых не было. Приказ: любой ценой, только вперед», – говорит Петер Эммерих.

Войска гитлеровской Германии стали наркозависимыми задолго до операции «Барбаросса» –вторжения в Советский Союз.

В случае отсутствия «Первитина» солдатам разрешено было выдавать даже опиум. Однако «Первитина», а его производили в Германии, как правило, хватало – до окончания войны было выпущено около 200 000 000 таблеток наркотика.

Так, наркотики получали пилоты, бомбившие Лондон. Летчики Люфтваффе с таким допингом могли совершать по шесть боевых вылетов в день.

Специально для танкистов разработали так называемый «Панцершоколад с Первитином» - «panzerschokolade» (танковый шоколад). «Наркотики были истинным топливом блицкрига. Простые пехотинцы, матросы и летчики становились буквально роботами со сверхчеловеческими возможностями», - вспоминал позднее фармацевт Кемпер.

Военным применением дело не ограничилось: первитин могли свободно приобрести и гражданские – считалось, что, благодаря ему, работники заводов могли эффективнее трудиться.

Маленькая упаковка продавалась в аптеках рейха свободно. Чтобы было и вкусно, и питательно, наркотики добавляли в шоколад. Испытания спецпрепаратов проходили, в том числе и в концентрационном лагере «Заксенхаузен».

В 1944 году на узниках лагеря испытали новый препарат под кодовым названием D-9, с добавлением кокаина.

«Они должны были ходить круг за кругом, за спиной у каждого были мешки с песком и камнями весом 15 килограммов, они имитировали снаряжение, - рассказывает научный руководитель мемориала «Концентрационный лагерь "Заксенхаузен"» Астрид Ляй, - С использованием этих стимуляторов люди могли не останавливаться более суток». Согласно имеющимся в распоряжении сотрудников уникальным документам, где отражены результаты испытаний D-9, с мешками с песком и камнями узники маршировали, находясь под воздействием смеси «Первитина» с кокаином с 17 декабря по 20-е 1944 года, пройдя кругами в лагере условный «марш-бросок» длиной 100 километров. Без перерыва, без остановки...».

В лабораториях Кильского университета чуть позже вывели «более продвинутые» «Energiepille» - «энергетические пилюли» - на основе кокаина, первитина, и морфина (синтетический кокаин производства «Ernst Merck» использовался германскими летчиками ещё во время Первой Мировой). «Energiepille» так же использовали экипажи подводных лодок и спецподразделения, что позволяло им не спать по несколько суток. Матросы на немецких подводных лодках не спали на боевых дежурствах под действием препарата до семи суток! Так рейх вырастил поколение солдат нового типа - бесстрашных наркоманов, готовых воевать несколько дней подряд, не испытывая усталости. При этом те, кто выживал в боях, испытывали потом чудовищные «ломки» и помрачнение сознания.

Известным историческим фактом является и внутривенное введение психостимулятора амфетамина японскому камикадзе перед вылетом для уничтожения кораблей российских союзников.

Европейский эксперт, доктор Горх Пикен уверена: метамфетамин – один из секретов блицкригов Гитлера в Европе. Исследователи утверждают, что именно под воздействием «Первитина» немецкие солдаты разгромили Францию, Бельгию, Польшу, Голландию.

Наркотические трофеи

Кстати, синтетический опиат, обезболивающее метадон – тоже дело рук и умов нацистских химиков, подконтрольных им фармкомпаний. Но в связи с очень длительным наркотическим эффектом его не взяли тогда на вооружение. А вот предприимчивые американцы, получив формулу после изучения захваченных немецких архивов, превратили метадон в коммерческую аферу, предложи всему миру «лечить» наркоманию выдачей в официальных местах «чистого» метадона. За производство этого наркотика любой производитель обязан выплачивать процент американскому фармгиганту «Elly Lilly».

Очередное «решение» проблемы применения более мощных «боевых» анальгетиков пришло вместе с препаратом долофином, синтезированным в 1944 году в фашистской Германии. Страна-завоеватель тогда остро нуждалась в лекарствах, которые могли бы эффективно снимать болевой шок у раненых солдат. Но препарат не оправдал себя из-за слишком медленно нарастающего обезболивающего эффекта. После разгрома нацистов и падения Берлина войска союзников СССР изъяли методику изготовления этого вещества вместе с другими трофеями. Чуть позже, в 1954 году, название сменили на «метадон». Патентом на его изготовление завладела американская фармкомпания «Elly Lilly». Благодаря усилиям фармацевтических концернов, крайне заинтересованных в получении огромных сверхприбылей от продажи этого наркотического вещества, препарат продолжает через созданные при их участии общественные организации распространяться по всему миру, ставя все больше зависимых от него людей на колени.

Надо отдать должное немецким медикам, которые достаточно быстро забили тревогу по поводу использования психостимуляторов в армии. Слишком много побочных явлений, из-за которых эффективность воинов снижалась. К примеру, применение психостимуляторов, помимо всех прочих побочных эффектов, приводит к повышению температуры тела. Посидев в жарком салоне танков и бронетранспортеров, бойцы под воздействием первитина элементарно перегревались и не могли вести бой с противником. В конце Второй мировой войны Кильский университет имени Кристиана Альбрехта, считающийся по сей день одним из крупнейших в Германии ведущих университетов и научных центров, разработал новую версию психостимулятора для солдат, в который, помимо самого первитина, также входили кокаин и эвкодал (принадлежит к группе морфиновых болеутоляющих).

Советский допинг

В СССР во время Второй мировой войны препараты из группы психостимуляторов, амфетамин, также использовались, но крайне ограничено. Дело не в том, что военное руководство не стремилось повысить скорость, а, значит, и эффективность бойцов в боевых условиях, а в том, что фармакологическая промышленность страны развернуть широкое производство этих веществ не была способна. Ситуация объясняется тем, что значительная часть армейских медицинских складов располагалась в приграничных зонах, первыми попавших под удар фашистских оккупантов. Да и в целом была плохо налажена система транспортировки медицинских изделий. Когда в 1941 – 1942 годах большая часть советской фарминдустрии эвакуировалась в глубокий тыл, о быстром налаживании масштабного производства препаратов стимуляторного ряда вообще пришлось забыть. По этой причине на фронте советским бойцам не хватало не только амфетаминов, но и самых обычных медицинских средств: обезболивающих, бинтов, медицинских инструментов.

У советских солдат был свой способ снятия напряжения от стресса участия в боевых действиях –фронтовые 100 грамм.  Государственный комитет обороны СССР принял знаменитое постановление «О введении водки на снабжение в действующей Красной армии» 22 августа 1941 года. Так был дан официальный старт снабжению действующих боевых частей водкой за государственный счет. Массовая раздача не способствовала боевым успехам Красной Армии. Весной 1942 года командование приняло решение несколько изменить план выдачи водки личному составу действующей армии. Было решено оставить выдачу только для военнослужащих частей, действующих на передовой линии фронта и имеющих успехи в боях. При этом количество выдаваемой водки было увеличено до 200 граммов в день. Но вмешался Сталин, который лично внес поправки в новый документ. Он оставил «ворошиловский паек» лишь для красноармейцев тех частей и подразделений, что вели наступательные операции против войск противника. Что касается остальных красноармейцев, то им водка в размере 100 граммов на человека полагалась лишь по революционным и общественным праздникам в качестве поощрения.

Относительное массовое производство препарата на основе амфетамина в СССР удалось наладить только после окончания войны, начиная с 1946 года. Считается, что этого удалось добиться благодаря взятым в плен немецким ученым, которых союзники «поделили» между собой после войны. Советский препарат получил название фенамин. По составу близок к первитину и имел те же побочные эффекты. Широкого применения в войсках фенамин не получил и поставлялся преимущественно в боевые подразделения ВДВ, участвовавшие в боевых действиях, и спецподразделения. Препарат действовал около восьми часов, затем его действие прекращалось внезапно. При этом подавленные с его помощью потребность в еде, воде и сне проявлялись очень ярко, что требовало острой необходимости бойцов в непозволительно длительном отдыхе. Также при регулярном приеме фенамина отмечалось снижение иммунитета, ухудшение зрения, нарушение работы почек и печени вместе с быстрым ростом толерантности, привыкания к препарату. Это вынуждало повышать дозу однократного приема вещества, что усиливало побочные эффекты и делало применение вещества в армии бессмысленным. Попал фенамин и в гражданскую аптечную сеть.

Советскими фармакологами был разработан психостимулятор с менее выраженным наркотическим эффектом – «Сиднокарб». Его использовали чаще. Он отпускался гражданским лицам до середины 90-х годов прошлого века, сформировав небольшую, но устойчивую группу зависимых от его приема советских граждан.

В следующей части материала эксперт по «боевым наркотикам» Николай Каклюгин остановится подробно  на используемых запрещенных препаратах современных военных операций. Следите за нашими публикациями.

Подпишитесь на нашу рассылку
и будьте в курсе

0 комментариев

Написать комментарий